Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Летом 2013 года Александр Боярский выехал из своего родного города Винницы на велосипеде, чтобы за четыре месяца добраться до Индии. За это время он проехал восемь стран, ночевал в пещере в Турции, болтал с пастухами в Грузии и cидел под домашним арестом в Пакистане. Саша говорит, что отправиться в путешествие, которое не контролирует ни один туроператор, значит полностью довериться миру. Он доверился, а мы рассказываем, что из этого вышло.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Идея этой поездки зрела довольно долго. Я заядлый велосипедист и время от времени езжу в небольшие походы по Украине, но всегда мечтал как-то продлить то особенное чувство, которое рождается только в дороге. Отправной точкой для меня стала встреча в Виннице с англичанином Саймоном, который ехал на велосипеде из Великобритании в Китай. Именно благодаря ему я понял, что хочу отправиться в настоящее большое путешествие, пусть даже и не в Китай. Ещё год я отговаривал себя, находил аргументы против поездки и только в разговоре с друзьями иногда шутил, что рвану в Индию на велосипеде. Но утром Нового 2013 года я проснулся с осознанием, что откладывать больше нельзя: мне 32, и я хочу приключений, а не работы каждый день от звонка до звонка.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

6000 км на велосипеде

и 2500 км автобусе

Маршрут спланировал, просто открыв гугл-карты: мне предстояло проехать восемь стран, а потом пересечь саму Индию. Я решил ехать вокруг Чёрного моря и заезжать в каждой из выбранных стран в столицу и включил в план поездки места, которые обязательно хотел увидеть, например, Каппадокию и Арарат в Турции.

Проложив трек маршрута, прикинул время и километраж. Рассчитал, на какую сумму в день смогу прожить, сколько потребуется на визы и обратный перелёт. Уложиться думал в 3000 долларов, включая полный апгрейд велосипеда и покупку экипировки: мне были нужны непромокаемые велокофры, чтобы вещи оставались сухими, и бензиновая горелка, так как я собирался готовить сам. В итоге вышло 27 кг багажа. Провёл капитальный ремонт велосипеда и стал тренироваться – на то, чтобы набрать форму, понадобилось примерно полтора месяца и тысяча километров.

Откладывать деньги на поездку и экипировку я начал всего за четыре месяца до старта и вообще считаю, что, когда слишком долго готовишься к чему-то, рискуешь упустить момент. За время путешествия я видел людей, которые объезжали мир в «гробах на колёсиках» почти без денег и были счастливы, пока кто-то сидел дома и копил на велосипед понавороченнее.

По образованию я психолог, но на тот момент работал инженером базовых станций одного из украинских операторов мобильной связи. Поездка планировалась на семь-восемь месяцев, и перед отъездом я уволился — была не была! Родные и друзья поначалу относились к моей идее с иронией и недоверием, но когда поняли, что всё это не шутки, стали поддерживать и помогать со сборами: кто очки подарил, кто дождевик. Конечно, пытались и пугать, мол, в Индии антисанитария, а Пакистан и Иран – неспокойные страны, но решение было принято. Иногда меня одолевали сомнения, но я повторял себе, что всё будет хорошо и большинство страхов – надуманные.

За время путешествия я видел людей, которые объезжали мир в «гробах на колёсиках» почти без денег и были счастливы, пока кто-то сидел дома и копил на велосипед понавороченнее.

По Украине я ехал всего один день, а потом сразу переправился на пароме в Молдову, близкую и понятную. Во время путешествия по ней я приноравливался быстро собираться по утрам и ночевать под открытым небом. Так, под Резиной я заночевал возле подсолнухового поля – сначала думал, красота, но позже выяснилось, что рядом проходила железная дорога, и пришлось всю ночь слушать стук поездов. В другой раз остановился на ночлег в заповеднике Ягорлык. Там я впервые с момента отъезда помылся и постирал вещи. Возможно, молдаване и приднестровцы не простят мне мытьё с мылом в заповедном озере, но ничего другого для счастья в тот момент просто не было нужно.

Вообще в Молдове мне понравилось, хотя в дороге изматывали километровые подъёмы. Кишинёв сначала напугал, и я даже пообещал себе больше не останавливаться в больших городах, где легко заблудиться, но потом случайно встретил Сергея, который тоже оказался велосипедистом-путешественником и легко вошёл в моё положение. У него я наконец-то принял горячий душ, выпил молдавского вина и лёг спать на диване, а не в палатке. На следующий день Серёжа устроил мне экскурсию по Кишинёву, и на этот раз я смог оценить красоту города.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

На Румынию у меня было всего пять дней транзита по болгарской визе, и я проскочил её спринтерски. За это время меня не успели обокрасть цыгане, которыми всегда пугают путешественников, зато совершенно покорила природа. Я решил во что бы то ни стало вернуться в Румынию по окончании своего путешествия, чтобы всё объехать без спешки.

После двух недель в пути меня почти перестали интересовать какие-либо достопримечательности, и я довольно лениво смотрел по сторонам, проезжая через города, но вот Дворец Парламента в Бухаресте меня действительно поразил. Да и весь город очень красивый.

До замка Дракулы я, к сожалению, так и не добрался, так как гористый рельеф не позволил развить необходимую скорость, чтобы успеть и туда, и в Бухарест, – пришлось выбирать.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Болгария обычно ассоциируется с курортами, но я ехал по глубинке и Чёрного моря не увидел. Не сказал бы, что жалею об этом, – посмотреть на изнанку страны куда интереснее. В провинции люди живут бедно и тихо. Когда я проезжал очередное село – это становилось для местных событием, – дети выбегали к дороге и смотрели на меня как на привидение.

В пути я периодически останавливался, чтобы поесть алычи, шелковицы или слив, но возможность обобрать растущее у дороги фруктовое дерево – это, конечно, не единственное, на что я рассчитывал во время сборов. Иногда покупал пиццу, но в основном готовил сам на горелке: варил макароны, рис, гречку, жарил яичницу. Если встречались супермаркеты – брал кефир, йогурт и даже шоколадную пасту. На той же горелке заваривал чай. Воду набирал из колодцев, родников и бюветов и всегда вёз с собой литра четыре.

В Болгарии в который раз убедился, что мир добрее, чем кажется, когда узнаешь о нём из новостей: люди, услышав, что я путешественник, часто приглашали меня переночевать и воспользоваться их душем, бесплатно кормили завтраками. Ещё было приятно снова увидеть кириллицу, и, хоть устный болгарский я почти не понимал, указатели и вывески веселили.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Первые впечатления от Турции, вполне ожидаемо, – полный контраст со странами, которые я успел проехать. Зато впервые удалось связаться через сайт WarmShowers с хостом, у которого я смог привести себя в порядок и переночевать. До этого по различным причинам никто из ребят, с которыми я договаривался через сообщество, не смог меня принять. Турки вообще оказались довольно гостеприимными: ко мне в палатку периодически заходили люди, приносили рис и персики, предлагали присоединиться к своим праздникам или просто хотели выразить своё восхищение моим путешествием.

По дороге в пещерные поселения Каппадокии я встретил двух велосипедистов, и следующие две недели мы ехали вместе. Рок и Марко оказались путешественниками из Словении и к тому моменту были в пути уже три месяца. Путешествие в компании стало для меня новым опытом: теперь я не один решал, где переночевать и куда отправиться завтра. С одной стороны, никогда не бывает скучно, с другой – иногда так устаёшь, что начинаешь тяготиться любым обществом и думать, что лучше всего проводить вечера трудных дней наедине с собой.

Каппадокия на тот момент показалась мне лучшим, что я видел за время поездки, и открывшийся вид я запомню, наверное, на всю жизнь: там всё буквально дышит вечностью. На ночь мы расположились под крепостью Учхисар – нашли себе комнату в скале, поужинали за каменным столом и легли спать, а на следующий день спустились в национальный парк Гёреме.

Расставшись с Роком и Марко, я отправился к горе Арарат. Добравшись до места, я всё время думал, что ещё зимой представлял Арарат исключительно по странице Википедии и видео на YouTube, а сейчас он в какой-то паре километров от меня. В такие моменты понимаешь, что весь мир открыт: стоит только протянуть руку, чтобы любое место на планете перестало быть чем-то виртуальным, просто набором ассоциаций и оживало, – будь то Арарат или Эйфелева башня.

Стоит только протянуть руку, чтобы любое место на планете перестало быть чем-то виртуальным, просто набором ассоциаций и оживало – будь то Арарат или Эйфелева башня

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Грузия показалась мне небольшой – я довольно быстро её объехал – и очень зелёной. Это бросается в глаза ещё на границе с Турцией: турецкая сторона выжженная и лысая, а грузинская – вся в деревьях.

Несколько раз ставил палатку в поле и болтал ночью с пастухами, которые пасли там коров. Побывал в Боржоми, где впервые встретил за поездку встретил земляков – пару из Киева, путешествующую на мотоцикле. Сам от себя не ожидал, что буду так рад услышать родную речь. Дальше поехал в Тбилиси. Там остановился на велотреке, где жил несколько дней, пока пытался узнать, где лучше оформить визы в Индию и Пакистан. В итоге решил делать это в Армении.

Проезжать Армению на велосипеде было довольно тяжело из-за очень сложного рельефа, однако все трудности компенсировались красотой армянской природы и гостеприимством людей. С первых минут страна оказалась ко мне очень дружелюбна – совсем рядом с границей я увидел сад и набрал там спелых персиков, которыми потом перекусывал в дороге. В Ереване познакомился с путешественниками из Швейцарии Руди и Марлен, которые снимали там квартиру. Они предложили пожить у них, я, конечно, согласился и по вечерам удивлял ребят блюдами украинской национальной кухни. Например, они понятия не имели, что такое гречка.

Получив визы в Иран и Индию, я мог продолжать путешествие. На прощальный ночлег остановился в абрикосовом саду с видом на Арарат, чтобы в последний раз посмотреть на гору. Перед сном доехал до ближайшего дома набрать воды, но хозяйке показалось мало просто пустить меня к колодцу, так что Армению я покидал не только с самыми тёплыми чувствами, но и с дыней.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Почти сразу после въезда в Иран я заехал в интернет-кафе в Маранде, чтобы подзарядить телефон и связаться с родными. Там я познакомился с парнем по имени Акбар. У него была мечта отправиться в длительное путешествие, но пока одержимость туризмом выливается в то, что он фотографируется со всеми велосипедиствами и автостопщиками, проезжающими через город, и собрал уже два толстых альбома с фотографиями. Забавно, что Рок и Марко, с которыми я познакомился в Турции, следовали по похожему маршруту и через некоторое время после меня заехали в то же самое кафе. Их, естественно, встретил Акбар со своими альбомами, и в одном из них они узнали меня на фото.

Из-за нехватки времени большую часть страны я проехал на автобусе, но до Тебриза добрался на велосипеде. Там в магазине я познакомился с иранцем, который совершенно не говорил по-английски, но довёл меня до ближайшей гостиницы, где заставил администратора перевести, что ждёт меня в гости. Вечером мы с хозяином пили чай на коврах, расстеленных прямо во дворе, а ночью я спал на ковре на полу – такой вот быт.

Иран – очень закрытая страна. Многие сайты там заблокированы, но доступ к социальным сетям можно купить. Роуминга нет. Моя сим-карта перестала действовать, и, пока я не купил иранскую, приходилось просить позвонить у местных. Моя банковская карточка тоже оказалась в Иране просто куском пластика, потому что в стране действует независимая банковская система.

Помимо этого меня удивила консервативность иранского общества. Несмотря на жару и тот факт, что я всего лишь велотурист, несколько раз на улице меня останавливали полицейские с просьбой прикрыть ноги – в итоге пришлось переодевать велосипедные шорты на джинсы.

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

В районе пакистанской границы пришлось ехать в сопровождении полиции из-за неспокойной ситуации в Белуджистане – исторической области, чьи провинции сейчас входят в состав Ирана, Пакистана и Афганистана. Населяющие этот район белуджи активно добиваются независимости, поэтому вооруженные стычки в Белуджистане – обычное дело.

Несколько лет назад участились случаи похищения людей, и теперь полиция не разрешает туристам самостоятельно пересекать район. На границе меня с рук на руки передали пакистанским полицейским. Те отвезли меня в участок, где сообщили, что до Кветты я не могу ехать без их сопровождения, поэтому до города меня и двух автостопщиков из Белоруссии – Катю и Лёшу – везли в полицейских джипах, а на месте поселили в гостиницу, которую тоже нельзя было покидать в одиночку. В итоге мы сбежали от надзора, чтобы пройтись по Кветте, но нас очень быстро снова остановили стражи правопорядка и вернули в отель. Чтобы покинуть Кветту, нам пришлось получить официальное разрешение от властей, после чего полицейские посадили нас на автобус до Лахора. В автобусе я вспомнил, что оставил в гостинице все три паспорта, но, несмотря на все просьбы, водитель отказался высадить нас из автобуса, и пришлось уже из Лахора просить знакомого в Кветте переслать нам документы. В ожидании паспортов мы планировали погулять по Лахору, но и тут нас задержали и посадили под домашний арест до прибытия наших удостоверений личности. Из всех плюсов ситуации можно отметить, пожалуй, то, что нас свозили на церемонию открытия и закрытия границы с Индией. Её можно смотреть как настоящее театрализованное представление, и я мечтал о такой возможности, когда ещё только начинал планировать путешествие.

Получив в конце концов паспорта, мы с ребятами решили на время разделиться: они продолжили путешествие автостопом, а я отправился в Каракорумские горы. До Гилгита мне снова не разрешили ехать на велосипеде из-за нестабильной обстановки в регионе, и пришлось садиться в охраняемый автобус, зато после этого можно было передвигаться свободно. Горы оказались фантастически красивыми, и все сложности стоили того, чтобы их увидеть.

С Катей и Лёшей всё это время мы держали связь через смс и договорились встретиться в долине реки Хунза в Каримабаде. Оттуда мы планировали на пару дней сходить в пеший поход к горе Ракапоши. Чтобы добраться до горы, нужно было доехать до посёлка Минапин, и мы поймали попутку – сели в кузов грузовика на мешки с мукой. Уже на самом подъезде к посёлку у машины лопнуло переднее колесо, и она покатилась в обрыв. Я сидел с краю и успел выскочить из кузова, а ребята не успели и вместе с машиной сорвались вниз. Я сначала не мог ничего понять, потому что находился в шоковом состоянии, и только просил подъехавших полицейских вытащить моих друзей. Потом пришла боль. У меня был сложный перелом руки – раздроблено запястье. В больнице мне собрали и загипсовали руку. На все вопросы про ребят поначалу отвечали, что они в другом госпитале, однако под утро сотрудники полиции сообщили мне, что Лёша с Катей погибли, и попросили опознать их вещи.

На следующий день позвонил консул и сказал, что мне помогут добраться домой. В Гилгите знакомые посадили меня на самолёт до Исламабада, откуда сотрудники консульства отправили меня на Украину. О продолжении путешествия не могло идти речи по понятным причинам. Дома я снова увидел родных, рука восстановилась через три месяца.

Под утро сотрудники полиции сообщили мне, что Лёша с Катей погибли, и попросили опознать их вещи.

Похожие новости

  • Можно ли изюм детям
  • Шаль в форме полумесяца, вязаная спицами ажурным узором
  • Чай Леовит для похудения, виды, инструкция, отзывы
  • Кофта с узором деревья
  • Страдание телом

  • Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде

    Домашний арест, ночь в пещере и автокатастрофа: Путешествие из Украины в Пакистан на велосипеде