Мы везём с собой кота

Мы везём с собой кота!

Где сегодня жестче санитарные и ветеринарные нормы — в Евросоюзе, США, России или в странах Таможенного союза? Чем опасен для едоков кадмий и грозят ли россиянам "желтая лихорадка" и больные хризантемы? На эти и другие вопросы "РГ" ответил директор департамента санитарных, фитосанитарных и ветеринарных мер Евразийской экономической комиссии Олег Арнаутов. Тату для хомячка В Таможенном союзе начали действовать новые правила по перевозке домашних животных. На что советуете обратить внимание? Олег Арнаутов: Евразийская экономическая комиссия упростила процедуру для тех, кому приходится часто курсировать со своими питомцами (кошки, собаки, хомяки, черепахи и т.д. — Прим. авт.) между нашими странами. У владельцев появился выбор — либо за пять дней до выезда получать ветеринарный сертификат и для въезда обратно заново проходить эту процедуру. Либо оформить единый для всей территории Таможенного союза ветеринарный паспорт и вживить чип (либо сделать татуировку) своему животному. И в течение 120 дней (4 месяца), при наличии действующих вакцин и прививок, возить его с собой. Когда этот срок закончится, вновь показать ветеринару, который проставит отметку в паспорте о том, что животное клинически здорово. Тем, кто перевозит свою живность нечасто, вряд ли есть смысл в получении ветеринарного паспорта. Напомню, что вывозить с собой можно не более дв&#1
091;х домашних животных. А кто будет вести учет животных с чипами? Где получать ветеринарные паспорта и кто имеет право делать отметки? Только представители государственных ветеринарных служб или специалисты частных ветеринарных клиник? Олег Арнаутов: Паспорт оформляется ветеринарным врачом по инициативе владельца животного. В него вносятся сведения о владельце животного, о самом животном, о чипе, об обработке против паразитов, вакцинациях и т.д. Но клиническое обследование животного перед поездкой делает только официальный ветврач уполномоченного органа в сфере ветеринарии и, если подтверждает, что оно здорово, то ставит дату и подпись. В первой половине февраля Россельхознадзор ввел запрет на ввоз из США мяса, содержащего запрещенный для применения в России ветеринарный стимулятор роста мышечной массы животных — рактопамин. Этот запрет распространяется на все страны Таможенного союза. Но по слухам, внутри уполномоченных служб трех стран остаются противоречия при утверждении единых норм "на троих". Олег Арнаутов: Споры между специалистами и учеными есть всегда. Но применение единой методологии разработки нормативов на основе оценки рисков, системная работа с ведущими научными центрами Беларуси, Казахстана, России, с бизнесом позволяют нам находить понимание. При установлении единых требований принимаются взвешенные &#108
8;ешения. В частности, по рактопомину у сторон — согласованная позиция: остатков этого химического вещества в продукции, поступающей на территорию Таможенного союза, содержаться не должно. Яды Кодекса Алиментариуса А у нас нормы жестче, чем у США или в странах ЕС? Олег Арнаутов: В некоторых случаях — да, в некоторых — нет. Например? Олег Арнаутов: Установление нормативов безопасности — непростой научно-практический процесс. Он основан на международных стандартах, правилах и процедурах, опыте и практике отечественных научных школ, национальных, географических и других особенностях жизни населения, животных и растений на территории той или иной страны. Взять, например, содержание того же рактопамина. Его применение запрещено в 160 странах, включая Европейский союз, Китай, страны Таможенного союза. Вместе с тем рактопамин одобрен к применению в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и ряде латиноамериканских стран, где установлены максимально допустимые уровни этого стимулятора в мясной продукции. Кроме того, в Таможенном союзе приняты более жесткие, чем в ЕС, нормы по содержанию остатков медицинских ветеринарных препаратов (антибиотиков) в мясе, в молоке. А вот содержание кадмия в семенах подсолнечника у нас более мягкие, чем норматив Комиссии "Кодекс Алиментариус". Это авторитетная международная организация, которая устанавливает е&#10
76;иные требования безопасности к пищевой продукции. Почему бы не сделать нормы согласованными и едиными через тот же "Кодекс элементариус" для всего мира? Олег Арнаутов: Это крайне сложно. Международное право позволяет странам устанавливать собственные требования при достаточном научном обосновании. Хороший способ борьбы за рынки сбыта… Олег Арнаутов: Отчасти согласен. Но по требованиям ВТО, страны-члены Таможенного союза обязаны руководствоваться международными стандартами, рекомендациями, устанавливая национальные нормативы. Применять требования, отличающиеся от международных, можно только при достаточном научном обосновании. Роль науки в настоящее время трудно переоценить. Есть вообще такой механизм в сфере санитарии — спонсирования бизнесом научных исследований по обоснованию или ревизии гигиенических норм? Олег Арнаутов: В Евразийской экономической комиссии — нет. Безусловно, бизнес также проводит свои исследования, которые мы внимательно изучаем. Последний пример — проблема нормирования содержания кадмия в семенах подсолнечника. После того как бизнес представил нам обоснованные научные исследования, эксперты признали возможным пересмотреть норму. И исключить норматив кадмия в семенах подсолнечника, предназначенных для промышленной переработки, при обязательном соблюдении нормативов в готов&#10
86;й продукции. Вскоре эта норма будет утверждена. Чем опасен для человека кадмий? Олег Арнаутов: Кадмий — тяжелый металл. И его избыток в готовой продукции, поражает почки, печень. Но тогда о какой ревизии — речь? Олег Арнаутов: Существует выражение, что все лекарства — это яды. И только доза делает их лекарствами. Вот и здесь то же самое. И в сырье, и в готовой продукции могут содержаться вредные для человека химические вещества или микроорганизмы. Вопрос — в их количестве. Должна ли пищевая продукция быть полностью стерильной? Во-первых, в этом нет необходимости. Во-вторых, добиться этого практически невозможно. Поэтому и существует гигиеническое нормирование. Другой пример: в последнее время бизнес просит рассмотреть вопрос о возможности изменения норматива содержания мышьяка в нерыбных водных объектах, уровень которого научно обоснован и установлен на территории Таможенного союза — "не более 5 мг/кг", не предоставляя достаточно убедительных обоснований для такого пересмотра. Евразийская экономическая комиссия попросила предоставить расширенные результаты исследований по данному вопросу, необходимые для принятия решения. Жалуйтесь! Первая жалоба, которую на днях Евросоюз подал в ВТО на Россию, связана с ограничением Россельхознадзором импорта охлажденного мяса из Германии. Прогнозируете ли вы вал таких судебных разбиратель&#
1089;тв? Олег Арнаутов: ЕЭК не наделена полномочиями по контролю (надзору) за выполнением нормативно-правовой базы Таможенного союза. За это несет ответственность уполномоченный орган России. Лично я думаю, что большинство взаимных претензий между торговыми партнерами должно быть урегулировано в досудебном порядке. Как вы сегодня оцениваете ситуацию в Таможенном союзе в целом? Олег Арнаутов: Она под контролем. Работа "на троих" на приемлемом уровне позволяет поддерживать эпидемиологическое, эпизоотологическое благополучие, обеспечивать карантинную фитосанитарную безопасность нашей общей территории. 1200 рублей стоит оформление паспорта для домашнего животного, 200 рублей — ветеринарный сертификат на карантине А как обстоят дела с зараженными вредными организмами розами и хризантемами из Нидерландов? Есть вероятность проникновения опасных роз через Белоруссию в Россию? Олег Арнаутов: На внешней границе Таможенного союза, в том числе и на ее белорусском участке, действует единая двухэтапная система контроля, которая включает в себя контроль на границе, в пунктах пропуска, местах доставки или назначения с проведением лабораторного исследования образцов на выявление карантинных объектов. В случае их обнаружения ввоз зараженных цветов будет запрещен. Система карантинного фитосанитарного контроля позволяет миними&#10
79;ировать риски, но не исключить их полностью. Наш департамент вместе с экспертами трех стран работает над совершенствованием законодательства Таможенного союза в области карантина растений. До введения в Таможенном союзе единой системы контроля и административных штрафов за нарушения санитарных норм еще ждать как минимум два года, а ветеринарный контроль на границе с Казахстаном Россия уже сократила. Есть перечень продуктов, на которые не нужны разрешения и от контроля за которыми мы отказались? Олег Арнаутов: Это требование ВТО. Мера также предусмотрена соглашениями Таможенного союза. На его территории установлены Единые санитарные, ветеринарные требования к продукции, а также порядок контроля (надзора), обязательный для исполнения. Контроль обеспечивается силами уполномоченных органов Беларуси, Казахстана и России. Вопросы дальнейшей гармонизации законодательства, в том числе мер ответственности за нарушения, сейчас прорабатываются Евразийской экономической комиссией и тремя странами. Что касается перечня отдельных товаров, то он сокращен для России, в основном, за счет продукции неживотного происхождения, с низкими ветеринарными рисками. Это корма, кормовые добавки, органические и химические соединения (для применения в ветеринарии), ферменты-энзины и готовые для выращивания культурные среды (для применения в ве&#10
90;еринарии). Беларусь и Казахстан пока не являются членами ВТО, поэтому ввоз этих товаров на свою территорию продолжают контролировать. То есть без каких-либо документов, без контроля корма и добавки, ветеринарные препараты в Россию можно ввозить. А в Беларусь и Казахстан — только в сопровождении ветеринарных сертификатов… Олег Арнаутов: Правильно. Но требования безопасности к данной группе товаров никто не отменял, и контроль при их обращении на российском рынке будет осуществляться. А как обстоит дело с фитосанитарным контролем? Этими жучками-паучками, вредителями растений? Олег Арнаутов: В Таможенном союзе есть Соглашение о карантине растений. Сейчас разрабатывается единый перечень карантинных объектов, единые карантинные фитосанитарные требования. Пока это только проекты, но позиции наших стран раз от разу сближаются. Нельзя не учитывать специфику в этой области, то есть различия природно-климатических зон, возделывание культур, характерных только для определенных регионов, биологические особенности насекомых. Например, дынная муха имеет карантинное значение для Казахстана и не имеет никакого значения для Беларуси, как, например, и хлопковая моль, и бактериальный ожог риса. В то же время кукурузный жук диабротика будет карантинным для всех государств — членов Таможенного союза. На все эти вопросы ответы мы получим в ход&#10
77; научных исследований. Роль науки в настоящее время трудно переоценить. Тогда и пропишем это в единых карантинных фитосанитарных требованиях. В течение двух лет мы эту трудоемкую работу проведем. При этом с одной стороны обеспечим фитосанитарную безопасность всей территории Таможенного союза, а с другой — устраним необоснованные препятствия в торговле. Потому что это — экономические издержки, нагрузка на бизнес. Когда появятся наднациональные лаборатории по сертификации и зачем они вообще нужны? Олег Арнаутов: Наднациональным центрам будет придан статус учебных центров, которые будут тиражировать требования, внедрять их в национальных лабораториях, обучать специалистов, выступать арбитрами в спорах. Таких центров может быть несколько. А появятся они, скорее, ближе к 2015 году, к моменту создания Евразийского экономического союза. Это нужно в рамках дальнейшей интеграции, при разработке единых принципов и подходов к лабораторным исследованиям и испытаниям, а также контролю в Таможенном союзе.

Похожие новости

  • Женская шапка крючком: теплый и модный аксессуар своими руками
  • Модные сумки весны
  • Модные волосы 2017 — что нового
  • Делаем самый популярный улей в мире — Лангстрота-Рута
  • Мужские следки и гетры спицами. Работа Julia Easy

  • Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота

    Мы везём с собой кота